Соло-поход

«По зимнему Крыму»
2013 год


Продолжение

4 января

Проснулся я около семи. Была еще непроглядная ночь, и только месяц скромно освещал местность. Это говорило о том, что облачность поредела - возможно, не будет осадков. За бортом палатки был легкий минус, но для меня это был плюс, ведь по замерзшей тропе легче идти, не надо месить грязь. Прошедший ночью дождь превратился в ледяную корку. Со льдом я справился легко - достаточно было несколько раз смять тент, и весь лёд осыпался. Пока не рассвело, я решил сделать себе трек-палки, чтобы опираться на них во время ходьбы. Рядом рос кустарник с прямыми и прочными ветками, и я подумал, что не случится ничего страшного, если он поделится со мной двумя палками.

Но время бежит быстро - месяц ушел, на смену ему вышло солнце, прячась где-то за горами. Сложил всё снаряжение обратно в рюкзак, удивился - всё уместилось (фото 6). Со стоянки вышел около половины десятого, и уже через десять минут оказался на открытом пространстве. Здесь меня встретил довольно сильный встречный ветер, и тут я подумал - хорошо, что я не вышел сюда вчера. Ночевать здесь было бы куда менее комфортно.

Тем временем дорога неумолимо шла вверх. Крутизна подъема увеличилась, приходилось медленнее идти и чаще отдыхать. Но радовало, что облака понемногу стали рассасываться, и в прогалинах иногда появлялось солнце. И вот я достиг мраморного карьера (фото 7). Большого впечатления он не произвел, скорее, наоборот - на фоне холмов и гор уродливая яма, открытая язва на теле Земли. Чтобы получше рассмотреть карьер, я решил остановиться и снять рюкзак. Тут надо заметить, что места для снятия рюкзака я выбирал такие, где были большие камни или другие возвышенности - для того, чтобы легче было потом надевать его (фото 8).

Пять минут отдыха - и снова в путь. По ходу начал размышлять о планах предстоящего дня, и не заметил, как пропустил поворот налево, в балку, и дошел почти до самого верха холма, под которым располагался карьер. Но зато отсюда можно было обозреть окрестности: на северо-западе, на самом горизонте раскинулся Симферополь, освещенный солнцем (фото 9); прямо под горой - село Мраморное с небольшим прудом ; позади меня, на северо-востоке, хорошо было видно село Перевальное и возвышающееся над ним плато Долгоруковская яйла (фото 10). Мой же путь лежал на юг, к пещере Мраморной, дорогу к которой наглядно обозначали столбы высоковольтной линии.

Из-за того, что я промахнулся с поворотом, мне пришлось сначала спуститься по крутой дороге, идущей вдоль электролинии (фото 11). Спустившись, я обнаружил большой камень, и решил здесь немного отдохнуть, а заодно разведать родник Кизил-Кая, находившийся неподалёку. Озеро у родника я нашёл без труда - его было видно от самой дороги, но оно было промёрзшее до дна (фото 12). Также промерзли ручьи, впадающие в озеро. Живых ключей я не нашел. При большом желании можно было наковырять льда, но я решил дойти до пещер и там подкрепиться более основательно.

Начало подъема со дна балки было довольно тяжелым: крутая и каменистая тропа сначала петляла по склону, но потом всё-таки выровнялась и освободилась от камней. Только от этого легче не становилось, приходилось часто останавливаться и отдыхать. Несмотря на минусовую температуру, я был весь мокрый от пота. Чтобы не так сильно потеть, мне пришлось еще уменьшить темп ходьбы. Я пришел к выводу, что этот способ - самый эффективный в борьбе с усталостью. Тем не менее, средняя скорость составляла 2 км/ч - с такой скоростью можно пройти за световой день 10-15 километров.

За этими расчетами я и не заметил, как дошёл до крайних построек у Мраморной пещеры. Обойдя забор, я вышел на площадку, увидел спасительные лавочки и скинул рюкзак. Рядом находилось кафе, и оно работало. Тогда я заказал себе пельменей и бутылку пива - надо было восполнить водно-солевой запас. Рюкзак все же решил затащить внутрь кафе, а сам расположился у камина, пока мои пельмени варились. Моя флисовая куртка была мокрая, хоть отжимай. Я пытался ее просушить у огня, но эффекта было мало, дрова только разгорались, да и внутри помещения было довольно прохладно. Чтобы долго не засиживаться, после принятия пищи я привел себя в походный порядок, и, спросив у встречной группы дорогу на Эмине-Баир-Хосар, вышел на тропу. Она начиналась прямо за кафе, где торчала табличка со стрелкой (фото 13). Этой тропы в GPS не было, зато я срезал большой крюк по дороге.

Тропа была хорошо натоптана, и идти по ней было достаточно легко (фото 14). Скорость увеличилась до 2,5 - 3 км/ч, и через полчаса я уже достиг пещеры Эмине-Баир-Хосар. Долго задерживаться там не стал - кафе не работало, в пещеру лезть желания не было - пять минут отдохнул и двинулся дальше. После выхода на дорогу передо мной открылся Чатыр-Даг, величественный и неприступный, как стена, покрытый белыми языками снега (фото 15). На самом плато снега также не было, но был ветер, который подгонял меня в спину и правый бок.

Теперь надо было решить, где ночевать. По плану ночевка должна быть на Ониксе, но до него - всего минут сорок ходьбы, то есть в 14:00 я уже буду там. И чем там заниматься? До темноты ещё 5 часов… поэтому я решаю миновать Точку и идти прямо на Ангар-Бурун. Правда, у меня с собой ни капли воды…но заходить на Оникс за водой - это потеря времени и лишний вес, поэтому я решаю форсировать хребет без запаса воды, уповая на полоски снега на склоне.

У заброшенного фундамента делаю ещё один отдых и с беспокойством наблюдаю, как на верхнее плато наползают облака (фото 16). Но затея подняться наверх не ослабевает. В крайнем случае, был запасной вариант: спуститься через проход "Форточка" и уйти в сторону Ангарского перевала. Но тропа была мне знакома по 2009 году, и, как мне казалось, не очень тяжелая на подъём. По моим прикидкам, я должен был подняться за полтора-два часа, чтобы на вершине оказаться где-то около 17:00 - 17:30.

Когда я дошел до Форточки (а это почти начало подъёма на Ангар-Бурун), облака полностью окутали Чатыр-Даг, до самого подножия (фото 17). Ветер также усилился, как будто старался скинуть меня с обрыва в сторону Ангарского перевала. Но и я не хотел отступать, и после небольшого отдыха полез вверх. В облаках видимость снизилась до 5 -10 метров, и только иногда выплывали из тумана такие вот причудливые кустики (фото 18). Из-за недостатка воды я обкусывал ледышки с веточек, и обсасывал их, как леденцы на палочке.

Вот сверху послышались голоса, и через несколько секунд я различил две фигуры: мужчина и женщина. Они поинтересовались, сколько еще идти до Ишачки (оба были налегке, с маленькими рюкзачками, и я не знал, завидовать им или сочувствовать - ведь если они не успеют дойти до Точки, их ждала холодная ночевка…). Я им посоветовал на крайний случай дойти до Оникса, а сам опять полез вверх. Фотографировать не было желания, да и нечего. Другая неприятность: от холода и сырости сели батарейки в навигаторе. Подключил внешние источники, но и они почему-то не хотели работать - GPS постоянно отключался, хотя батареи были полностью заряжены. Но разбираться с приборами на таком ветру и холоде не было ни времени, ни желания; тропа по-прежнему хорошо читалась, и я шел по ней.

Подъём осложнялся ещё и тем, что из-за низкой температуры и высокой влажности камни на тропе обледенели, и не было никакой возможности по ним идти, не опасаясь падения. А возможность падения надо было исключить, так как в результате можно было получить травму, которая могла бы привести к ещё более трагическим последствиям. Поэтому мне пришлось идти по траве, по которой ботинки не так скользили, как по камням. Этот способ подъема сыграл со мной злую шутку: выбирая себе дорогу по траве, я как-то незаметно потерял тропу, и оказался посреди нагромождения каменных глыб. Поначалу я даже немного растерялся и приуныл. Но тут я услышал разговор где-то внизу, который доносился все ближе и ближе. Вскоре меня догнала группа молодых ребят и девчонок, но эти уже были нормально экипированы. Из короткого диалога я понял, что они идут куда-то в центр верхнего плато, якобы там есть какие-то пещеры. Пожелав им удачи, я тоже решил идти, но вдруг заметил на скале табличку, и решил посмотреть, что там написано. Забыв про осторожность, я сделал шаг навстречу, и, наступив на скользкий камень, тут же полетел вниз. Но всё обошлось благополучно: рюкзак защитил меня от удара головой о камни, ушиб только правый бок и локоть. А надпись на табличке тоже была печальной - здесь в феврале 2009 года погибла девушка… (фото 19)

Оправившись от падения, я решил снять рюкзак и оглядеться. Во-первых, надо было утеплиться: надел поверх флиски пуховик, на голову - балаклаву, а поверх еще и шапку. Затем отхлебнул из термоса несколько глотков южнобережного муската (уже намного лучше), и, в-третьих, пошел налегке искать потерянную тропу. GPS показывал, что она где-то рядом, но из-за густой облачности я увидел тропу, пока не подошел к ней на два метра. Теперь между мной и тропой лежал снежный язык, но пройти по нему без кошек было нереально: он был настолько плотным и скользким, что даже моя палка-выручалка не втыкалась в него. Хорошо, что эти языки не были сплошными, и их можно было обойти по траве.

Вернувшись обратно к скале, где я оставил свой рюкзак, я с новыми силами стал искать проход к тропе. Пришлось немного сбросить высоту, чтобы обойти ледник. Теперь мне уже оставалось пройти сто метров по горизонтали и почти столько же - по вертикали. Подсчеты средней скорости отошли на задний план, главное - просто дойти до вершины, поскольку силы уже были на нуле, а также не потерять тропу.

Сколько прошло времени - я не знаю, GPS то включался, то выключался, и я плюнул на него. Я знал, что вершина рядом, и что до нее надо дойти! И мне это удалось. Выйдя на небольшую полочку и спрятавшись от ветра за камнем, я, не снимая рюкзака, решил немного отдохнуть, и присел на камень. Тут снова послышались голоса, но теперь спереди - ещё четверо вышли мне навстречу. Снаряжение у них было более серьезное - веревки, кошки, радиостанции. Как выяснилось, они поднимались по Холодному Кулуару. Пожелав друг другу удачи, мы разошлись в разные стороны - они вниз, к Тисовому Ущелью, а я пошел в сторону Алушты. По плану надо было добраться до Кутузовского озера, но до него надо было ещё пересечь верхнее плато, а потом ещё и спуститься на 500 метров ниже. Но главное - хребет был преодолен, правда, ценой немалых усилий. Тут я еще раз пришел к выводу, что одно и то же место в разных погодных условиях и проходится по-разному. Тогда, в 2009-м году, погода была куда более благоприятной, чем сейчас… (фото 20)

Трек по верхнему плато был приблизительный: по картам и гугло-снимкам он читался плохо, но я рассчитывал, что сориентируюсь на месте, ведь здесь всё было, как на ладони. Только не сейчас: мало того, что облачность и не думала рассеиваться, да ещё снег пошёл, настоящая метель… "Вот тебе и зима в Крыму" - подумал я, и невольно прибавил шаг, несмотря на адскую усталость и болезненные ощущения в ногах и шее. По пути попадались какие-то странные постройки и сооружения (фото 21), только времени рассматривать их не было, главное - засветло спуститься с этого ветродуя.

Тропа сейчас четко читалась, и я решил идти строго по ней, несмотря на то, что по GPS я отклонился влево. Я считал, что тропа должна куда-то меня вывести, и, если я не попаду на Кутузовское озеро, то заночую в любом другом месте.

Надо заметить, что, хотя тропа шла почти всегда вниз, идти по ней тоже было тяжело: местами были каменные нагромождения и очень крутые спуски, на которых надо было очень осторожно идти, рассчитывая каждый шаг - чтобы не оступиться или не зацепиться рюкзаком за камни. Впереди в разрыве облаков показался лес - наконец то я смогу там укрыться от урагана. Но в лесу меня ждали новые неприятности - опавшая листва напрочь скрывала тропу, и лишь по еле уловимому глазом характеру рельефа я понимал, где идет тропа. Толстый слой листьев и увеличившийся уклон делали спуск опасным: одно неловкое движение - и падение. Чтобы избежать этого, я принял радикальное решение: снял рюкзак на землю и стал волочить его позади себя, используя его, как якорь. Тем самым я сразу решил две задачи: разгрузил спину и приобрел третью точку опоры. Сам рюкзак от этого не страдал, так как листья не повреждали его, только немного испачкали.

Рюкзак готов к дальнейшему пути. А я?? Вид на мраморные карьеры Место кратковременного отдыха у карьера Вид на Мраморное и Симферополь На горизонте - Перевальное и Долгоруковская яйла Дорога вдоль высоковольтной линии Замёрзший источник Кизил-Кая Начало тропы к пещере Эмине-Баир-Хосар Тропа-сокращёнка между пещерами Вот он - могучий и суровый Чатыр-Даг Погода на Верхнем плато начала портиться Весь хребет затянули плотные облака Оказывается, сосульки могут расти горизонтально! Памятная табличка на месте гибели (фото Валентина Нужденко) Погода - просто жуть... Призрачное строение на обрыве

Уже наступили сумерки, а спуску, казалось, не будет конца. GPS показывал, что до Кутузовского озера около 1,5 километров, а это, по горным меркам, очень далеко. С моими силами туда не добраться. Но вот впереди показалась небольшая горизонтальная терраса, и я решил доползти до нее и там заночевать. Место, действительно, оказалось классное: небольшая ложбинка, засыпанная толстым слоем листьев, и абсолютно горизонтальная. Всё, прибыл! Пока ещё чуть-чуть светло, ставлю палатку, закидываю вещи внутрь, раскатываю коврик и спальный мешок и плюхаюсь сверху… Хоть немного отдохнуть - это так приятно после такого перехода!

…Удивительное создание природы - наш человеческий организм! Когда тяжело или опасно, он все силы бросает на то, чтобы дойти, спастись, а когда опасности и тяготы пути отступают, он начинает требовать другого, а именно - пожрать! Действительно, ведь, кроме пельменей и бутылки пива, и ещё более раннего завтрака в виде сублимационной каши, у меня было внутри всего несколько глотков муската, да и те уже давно усвоились. Надо было где-то добыть воду. Посмотрел по навигатору - до родника надо было идти около 500 метров - далеко, и темно. Тогда я решил набрать снега, который лежал немного выше моей стоянки. Пришлось брать фонарь и большой пакет с ручками и отправляться вверх, туда, где я последний раз я видел снег. Даже налегке этот подъём был тяжел; я не представлял, как здесь подниматься полностью навьюченным… Бедные, бедные пешие туристы - как же им тяжело таскать такие рюкзаки…

Наконец я добрался до громадного поваленного бука и наковырял целый пакет слежавшегося снега, вместе с листьями и какими-то шишками. На месте разберусь, что к чему. Спустился. Ножом отдолбил посторонние предметы и стал топить снег на горелке. Надо сказать, что это мероприятие довольно долгое - снег холодный, долго нагревается, и всё время надо подкладывать новые порции, чтобы натопить нужное количество воды. Правда, вода получается безвкусная, напиться ею нельзя, но для приготовления пищи сгодится.

Пока всё варилось, я допил мускат и хотел было приняться за коньяк, но он что-то не пошел.… Само собой разумеется, что готовил я внутри палатки, лёжа в тёплом спальнике, ибо на улице валил снег, ветер бушевал в кронах деревьев. Наевшись и напившись, я ещё приготовил чая наутро, и предался сну, под тихое шуршание снега по тенту.

Читать дальше...