По заснеженным яйлам

Иллюстрированное описание похода
2014 год


9 день пути – 11 января.

Самый зрелищный день. Пройдено 6,8 км за 4 ч 35 мин.

План на сегодняшний день мы составили ещё вечером. Поскольку погода, по всем признакам, начинала портиться, окончательно решено было не идти на яйлу, а ограничиться радиалкой до т/с Бойка. Для этого нам придётся карабкаться на борт каньона. А пока нам предстояло спуститься к руслу реки (фото 146) и идти вдоль неё до водопада Серебряные Струи (фото 147) и дальше - до автодороги Бахчисарай-Ялта. Водопад оказался совсем рядом: надо было перейти речку по мостику, сделанному из толстого ствола дерева с перилами (фото 148).

Здесь также было оборудовано место для отдыха (фото 149): столик, скамейки и даже деревянная площадка с перилами перед водопадом (наверное, чтобы подгулявшие отдыхающие не падали в воду). Я воспользовался этими перилами, установив на него камеру, чтобы она не дрожала. Виктор тем временем застирывал в реке штаны, которые он испачкал в результате неудачного спуска к мостику.

Полюбовавшись на водопад (фото 150), мы пошли дальше вдоль русла реки и вскоре вышли на ту же дорогу, с которой сошли вчера вечером (фото 151). Я думал, что, несмотря на время года, в этих местах будет много любителей поглазеть на водопад, но кроме одной парочки мы никого не встретили. Не было также и движения транспорта (фото 152). Так мы и дошли до ресторана. Дорога уходила влево, а мы по тропе, на которой кое-где попадались ступеньки, стали спускаться к мосту, оставляя ресторан с левой стороны. Ещё небольшой крутой спуск - и мы оказались на шоссе (фото 153).

По всему было видно, что по шоссе мало ездят - во многих местах лежал лёд, асфальт был засыпан листвой и ветками. Изредка проезжали какие-то машины, только куда они ехали - непонятно. Мы сошли с дороги и сели отдыхать на скамейку. Здесь было заметно холоднее, чем на привале, поэтому, чтобы не остывать, я пошёл посмотреть, существует ли мост через Коккозку. Убедившись в том, что мост в целости и сохранности, я вернулся к Виктору и рюкзакам, после чего мы в полном снаряжении двинулись на покорение Большого каньона. После моста пошла тропа, промаркированная чуть ли не на каждом дереве. Через каждые 100-200 метров стояли скамейки, а в наиболее крутых местах были устроены ступеньки, выполненные из деревянных чурбаков, и даже перила. В сезон здесь берут немалую сумму за проход, но сейчас никого не было (фото 154).

Подъём от моста продолжался до самого Почтового Дуба, от которого остался полусгнивший комель (фото 155). Здесь тоже были остатки пункта “сбора пошлины”, и тоже никого. Тут мы остановились подольше, чтобы немного остыть и перевести дух. Я был на каньоне лишь однажды, и то летом, когда отдыхал с женой в Алупке. В то время не было никаких ступенек, скамеек, и даже мост через реку был сломан. Но, несмотря на давность этого события, я помнил эту тропу, и знал, что после Почтового Дуба дорога будет пологой. Действительно, когда мы продолжили путь, идти стало легче, кое-где мы даже спускались, и в результате вышли почти к реке в районе т.н. Голубого Озера.

Река шумела внизу, а нам... нам предстояло лезть вверх: экскурсионная тропа уходила прямо, к Ванне Молодости, но нам туда не надо. Отдышавшись, полезли вверх. Тропа стала намного ýже, но жёлтые маркеры уверенно вели нас по ней. Отдыхать приходилось часто; пот заливал глаза, уставали ноги и спина. Положительным фактором было отсутствие снега и льда; более того, тропинка была сухой и не скользкой, иначе сил и времени пришлось бы потратить гораздо больше. Пока шли, попались две группы: первая - парень с девушкой - налегке, с маленькими рюкзачками, обогнали нас, когда мы отдыхали недалеко от родника Джевизлык, другая, более многочисленная и экипированная группа попалась навстречу почти перед выходом на кромку борта каньона.

Постепенно горизонт стал расчищаться от окружающего леса - мы оказались на видовой точке, с которой был виден почти весь каньон. Мы также заметили, что противоположный склон каньона был заснежен, а на самом верху все деревья стояли в инее (фото 156). Вот что значит экспозиция! Налюбовавшись захватывающим видом (фото 157, 158), мы двинулись дальше, теперь уже по более ровной дороге, поросшей крымской сосной и можжевельником. Около одного из таких старых можжевельников (фото 159) мы наткнулись на костровище - да, некоторые не гнушаются встать прямо на дороге! Мы тоже решили немного отдохнуть, а я хотел посмотреть, видно ли чего с обрыва. До края пропасти дойти не удалось - деревья и кусты хорошо оберегали незадачливых туристов от необдуманных действий, зато за костром обнаружил две хорошие, свежие луковицы. Также валялась и свёкла, но варёная - на неё не польстился, а вот луковицу взял, чтобы использовать её за ужином.

Спустились к реке Сары-Узень Водопад “Серебряные Струи” - классический вид Мостик через речку Поляна перед водопадом Водопад - вид сбоку Выходим на вчерашнюю дорогу Река Сары-Узень в месте пересечения с дорогой Шоссе Бахчисарай-Ялта. Справа - лесной кордон и ресторан Нудный подъём к Почтовому Дубу Почтовый Дуб, вернее, то, что от него осталось Северные склоны каньона были в снегу Панорама Большого Каньона Правый борт каньона недалеко от Коровьего грота Ягоды можжевельника

Теперь дело пошло веселее: тропинка совсем выровнялась (если такое определение вообще подходит к Крымским тропинкам) и вела нас к конечной точке нашего сегодняшнего пути - турстоянке Бойко. Представление об этой стоянке у меня было расплывчатым - в интернете попадались только летние фотографии этого места. Но другого выбора у нас не было - идти на Баш-Дере не было смысла.

Тем временем мы, наконец, вышли на большую поляну, с которой открывался вид на Коровий грот. Вид, конечно, был шикарный, но из-за плохой погоды и неудачного освещения фотографировать было бессмысленно - мы поглазели с минуту и пошли дальше, чтобы засветло дойти до стоянки и встать на ночёвку. До места оставалось всего полкилометра, да вот незадача - вся дорога была в снегу... Где же тогда были те ребята, которые говорили, что на Бойке сухо?!

Деваться некуда - пошли дальше. От поляны пошла уже настоящая дорога, накатанная квадроциклами в глубоком снегу. Интересно, откуда они сюда приезжали? Дорога шла вниз, и вскоре мы вышли на поляну с костровищем и табличкой, прибитой к старому буку: “т/с Бойко”. Поляна и место для ночлега мне не понравились - кругом мокрый снег, раскисшая грязь вокруг костра... Сбросили рюкзаки и разбрелись в округе в поисках более нормального места. Вскоре удалось найти неплохое место, оборудованное костровищем и седалищем, оно находилось выше и левее дороги. Место оказалось более уютное, чем официальная точка, “открытая всем ветрам”. Правда, для палаток место было не очень, но при желании можно всё найти. Вот и мы нашли.

Установив палатки, стали разводить костёр. Виктор, после долгих странствий по лесу, приволок несколько сухих стволов, так что топливом для костра мы были обеспечены. Я тем временем сходил на реку, наполнил все ёмкости водой, чтобы лишний раз не бегать - теперь можно спокойно вечерить. Здесь надо заметить, что в основном крымские дрова очень качественные: хорошо разгораются и жарко горят, не образуют искр, долго держат тепло. Но для уверенного розжига я обычно использовал пол-таблетки сухого спирта. Вот и в этот раз я использовал остатки сухого горючего, после чего костёр запылал, и весь вечер мы просидели у костра за чаем и разговорами.

За ужином я решил съесть ту луковицу, которую нашёл на дороге. В сыром виде она не очень подходила для моего меню, состоявшего из картофельного пюре, которого было ещё много. Надо было в чём-то поджарить лук, но сковородки у нас не было. Тогда я решил использовать крышку от чайника: отвинтил бакелитовую пимпочку, а отверстие заткнул алюминиевым колышком от палатки. За этот колышек я и держал крышку, пока жарился лук. Наверное, весь лес пропах ароматом жареного лука, который я смешал потом с приготовленным пюре. Ну, может быть, не весь лес, но крышка пропахла точно, и последующие чаепития мне напоминали о моих кулинарных изысках.

Кстати, не только мы путешествовали в этих краях. Ещё до темноты по дороге прошли двое - парень и девушка; увидев нас, спросили насчёт родника, где находится т.н. “труба”, я не знал и посоветовал идти на Джевизлык, а сам подумал: они только что перешли целую реку с кристально чистой водой - зачем им родник? А уже когда совсем стемнело, мы увидели ещё пару туристов, двигающихся при свете фонариков в сторону Коровьего Грота. Кажется, они нас заметили (ведь у нас ярко горел костёр), но не подошли, а остановились на дороге у таблички, долго чего-то копошились, ходили вокруг дерева, светили куда-то фонариком. Я наблюдал за ними в бинокль, но понять, что они там застряли, было трудно. Минут через двадцать они всё же ушли, а мы с Виктором так и не поняли - какой смысл ночью куда-то идти, когда тут есть и поляна, и ручей?

Вечером мы обсудили планы завтрашнего дня. Решили дойти до турполяны у Соколиного, переночевать там, и на следующий день, если повезёт с машиной, рвануть на Ай-Петри, а оттуда спуститься на канатке в Алупку. Там, в Алупке, решено было сделать завершающую тёплую ночёвку на квартире, чтобы помыться, привести себя в порядок перед поездом.

Читать далее