Зимний экспресс

Иллюстрированное описание похода
2015 год


4 и 5 день - днёвки (8-9 января)

Наутро я с удовлетворением обнаружил, что палатка выстояла, хотя ветер продолжал неистовствовать. Даже не выходя из палатки было очевидно, что погода резко изменилась, и не в нашу пользу. В правом тамбуре намело небольшой сугроб снега, а вчерашний мокрый песок промёрз, так что по нему можно ходить, как по асфальту. На улице в это время была настоящая зима: холод, позёмка, видимость почти нулевая… (фото 35) Всё это я лицезрел, когда вылез-таки наружу (фото 36).

Во время моего топтания вокруг палатки мимо проходили несколько человек: мужик с собакой (её следы мы видели ещё вчера) и ещё два парня. Как выяснилось, они идут... купаться! Мужик, представившись Александром, поинтересовался - не холодно ли было ночевать? Я ответил. Саша предупредил нас, что сегодня ещё были “цветочки”, а к вечеру конкретно похолодает - до минус 19 градусов! Кроме этого, он нам предложил переждать морозы в местном пионерлагере, где он якобы работает завхозом. На этом мы расстались - они пошли в бухты купаться, а мы с Виктором стали решать, что делать.

Одно было ясно: ехать на велосипеде в такую метель и холод - нереально: ветер был настолько силён, что даже пешком везти гружёный велосипед было трудно. Зато по пляжу было легко передвигаться - колёса не проваливались. Итак, выехав с пляжа, мы направились пытать счастья в лагере.

Лагерь “Морячок” находился в конце улицы (фото 37), идущей от пляжа; там мы нашли двух женщин, которым “передали привет” от Саши. Они были не против нашего заселения, но на всякий случай позвонили директору, которая окончательно поставила точку и разрешила нам переночевать, даже без какой-либо оплаты (в честь праздника). Нам двоим отвели целое крыло на втором этаже, состоящее из четырёх комнат. Мы расположились в южной комнате, рассчитанной на четырёх пионеров. Лагерь, правда, не отапливался, но благодаря окнам во всю стену комната хорошо прогревалась солнцем, которое пробивалось через снежную пелену. Тётка рассказала нам, что где находится, выдала ключи и удалилась.

Первым делом надо было просушить вещи, для чего использовались все имеющиеся спинки, вешалки, карнизы, выступы на стенах, тумбочки и т.д. Велосипеды мы оставили на улице, прислонив их к выступу здания - прямо у собачьей будки, с которой мне уже довелось познакомиться. Так что велики были под надёжной охраной. Немного погревшись, от нечего делать мы решили прогуляться по посёлку, и заодно перекусить.

Несмотря на ветер и мороз, южное солнце делало своё дело - в прикрытых от ветра местах появились проталины, а из снега можно было лепить снеговика. Вначале мы пошли к магазину - рядом с ним находилось кафе, но, кроме водки, там ничего не было. Ребята-продавцы посоветовали нам пойти в центр посёлка. Там, действительно, было кафе с красивым названием Инджебель (фото 38). В зале находилось несколько столиков, а также настоящий бильярдный стол, за которым вели сражение двое молодых людей, и ещё пара ожидала своей очереди. На нас они не обратили никакого внимания и продолжали азартно катать шары. Мы не стали заморачиваться насчет меню, заказали самое простое, что можно было приготовить - пельмени. Ну и пиво, конечно...

После часового оттяга в кафе решили немного прогуляться, несмотря на погоду. Поскольку я никогда не ходил в сторону торпедного завода, я предложил Виктору прогуляться туда. Чем выше мы поднимались по дороге, тем сильнее сказывалось действие ветра: если внизу, в затишье, была типично весенняя погода, то на горе свирепствовал ветер, хлестая по лицу вихрем острых льдинок. Море было покрыто пáром, и создавалось впечатление, что оно закипает (фото 42, 43). По-видимому, льдинки, которые нёс ветер, образовывались замерзанием водяных паров над морем. Тем временем мы дошли до проходной завода. Справа от дороги находился жуткий обрыв (фото 39), даже страшно было подойти к краю (ветром могло сдуть), слева - такой же крутизны гора... Идеальное место для секретного объекта - никуда не спрячешься! А на воротах - табличка: не подходить, стреляем без предупреждения (или что-то вроде этого). Не знаю, насколько это было правдой, но специально проверять не стали, поскольку за забором стоял автомобиль, и вполне вероятно, что охрана там какая-никакая была.

Возвращаться было довольно неприятно - теперь ветер был “в морду”; даже иногда приходилось идти задом, надвинув на шапку капюшон. И, как только мы вышли на набережную, зима опять сменилась весной: можно было сесть на лавочку, спрятанную от продувания ветром, и наслаждаться теплыми лучами зимнего солнца. Иногда встречались одиночные отдыхающие, с восторгом фотографирующие причуды природы, а также милые собачки, которые так и напрашивались, чтобы их погладили и дали бы косточку (фото 40).

Угостить собачку было нечем, и засиживаться на обманчивом солнцепеке тоже было опасно - всё-таки зима, да ещё такая аномальная. Поэтому мы пошли в сторону нашего временного убежища, по пути посетив памятник погибшим в Великой Отечественной войне. От памятника коротким путем спустились к лагерю и пошли отогреваться. Виктор, по-видимому, чувствовал себя неважно, потому что, как только мы пришли, он улёгся спать. А я, набрав воды в туалете, решил прямо в палате приготовить ужин - на газовой горелке.

Как только стемнело, солнечное тепло, так радовавшее нас днём, постепенно улетучилось. Ветер за окном всё также гнал позёмку; собака, походив немного возле будки, вскоре залезла в неё и больше не высовывалась. Пришлось снимать спальник с просушки и залезать в него. Но, главное, в помещении не было ветра, поэтому ночевать было вполне комфортно. На всякий случай посмотрел в интернете прогноз погоды - да, Саша не обманывал: до -19° ночью, всё тот же северо-западный ветер. Таких холодов в этом районе не могли припомнить даже старожилы Орджоникидзе... Если завтра будет ещё холоднее, то мы и завтра будем обречены отсиживаться здесь. Мои опасения подтвердил вышедший на небо месяц и образовавшиеся сосульки на внутренней стороне стеклопакетов. Ну, посмотрим, что будет дальше...

А на завтра погода стала ещё более непроезжей. Солнца и проталин уже не было; вместо них - жёсткий ветер, сгибающий тонкие деревья и разметающий снег по дорожкам. Всё это я увидел в окно нашей камеры. Я не случайно назвал нашу комнату камерой - второй день пребывания уже казалось нам добровольной тюрьмой. Но, несмотря на это, мы решили ещё один день отсидеться в этом относительном тепле. Тем более что Виктор по-прежнему плохо себя чувствовал, его кашель подвергал меня в трепет. Правда, при этом наш график уже полностью разваливался - мы физически не успевали на точку рандеву в районе Алушты. Я об этом сообщил по скайпу Роме.

Просидели-пролежали почти до обеда. Потом всё же решили опять пойти пообедать во вчерашнее кафе, и заодно время убить. А перед этим мне представился случай пообщаться с харьковчанами-строителями: они жили в противоположном крыле. Из-за морозов их трудовая деятельность остановилась - они сидели в “каюте” и пили водку. Узнав, что я из “москалей” - зазвали меня к себе, налили водки и дали хлеба с салом. Я сначала отказывался, но при виде солидного куска сала всё-таки выпил с ними. Заодно обсудили, как сейчас живётся простым людям на Харьковщине. Да и так было понятно - от хорошей жизни люди не поедут за тридевять земель зарабатывать на кусок хлеба. Одного мужика звали Владимир Путин. Только отчество другое. По-видимому, он очень гордился этим, так как не поленился, показал свой паспорт, чтобы я точно убедился, что он не врёт.

Инджебель вновь порадовало пельменями и пивом. Но сегодня мы решили ограничить себя в прогулках, зашли только в магазин за хлебом и булочками. Виктор опять улёгся, но просил разбудить его перед закатом, чтобы пойти заснять заход солнца. Я тем временем согрел чаю, чтобы отогреться. Просто не верилось, что завтра уже будет тепло. Но по-любому завтра надо было выдвигаться на маршрут. Прогноз был благоприятный - ветер обещали южный, и температуру, близкую к нулю. Но это завтра. А сегодня, за полчаса до захода, я разбудил Виктора, и мы пошли на пляж.

Закатный час, с точки зрения фотографии, был эффектен (фото 44-46). Мы даже поднялись на холм (фото 47), чтобы поглазеть на бухты, расположенные за мысом (фото 48). Снимать здесь было трудновато, поскольку ледяной порывистый ветер морозил пальцы и тряс камеру. Приходилось сначала занимать устойчивую позицию, потом снимать, и сразу после съемки - прятать фотоаппарат под куртку, чтобы оптика не запотела. Потом спустились и стали ждать момента ныряния солнца в море. Как только были сделаны основные кадры (фото 49,50), мы поспешили вернуться на базу.

Ночь не преподнесла никаких сюрпризов. Я подготовился к отъезду еще с вечера, а Виктор особо и не распаковывался. Что касается погоды, то прогноз оправдывался: ветер стих, и окна в этот раз не покрывались шубой изо льда. Оставалось надеяться, что и дальше будет так же.

Утренняя погода резко отличалась от вчерашней: холод, мгла и метель
Палатка выстояла под напором ветра. Велосипед тоже устоял
На Больничном переулке строят новые дома
Недалеко от рынка, на ул.Нахимова, расположено это уютное кафе “Инджебель”
Прогулка к бывшему секретному заводу под колючим ветром
Встреча на пляже с собачкой
Памятник погибшим односельчанам расположен над лагерем “Морячок”
Предзакатный час на набережной Орджо
Вид на мыс Киик-Атлама
Западная оконечность пляжа и парящее море
На сваях причала образовались причудливые сосульки-юбочки
Песок на пляже промёрз настолько, что по нему можно было ходить, не проваливаясь
Вид на бухту с мыса
Вид на западные бухты
Прибрежные камни красовались в ледяных шапочках Закат у берегов Орджоникидзе
Читать далее